Сообщение об ошибке

Notice: Undefined index: system_meta_generator в функции _drupal_default_html_head() (строка 335 в файле /home/o-eparhia/orel-eparhia.ru/docs/includes/common.inc).

Орловская земля времен святого князя Владимира: глухой угол Киевского государства и подвиг Илии Муромца

Орловская земля времен святого князя Владимира: глухой угол Киевского государства и подвиг Илии Муромца

Крестив в 988 году Русь, святой равноапостольный князь Владимир начал дело просвещения нашей земли светом Православия; уже через несколько лет тысячи и тысячи жителей славянских земель просветились светом Православия. Доктор исторических наук, профессор Виктор Ливцов рассказывает, почему в годы жизни святого Владимира территория будущей Орловской области — страна вятичей — оставалась глухим углом Киевского государства.

На верхнюю Оку племя язычников-вятичей пришло в 8 веке.

Главной частью языческого культа было принесение жертв; «кладут требы», «ставят трапезу», «жрут», «короваи молят» — такие выражения часто встречаются в источниках. В жертву приносили животных («куры режють»), но в важных случаях и людей. В «Повести временных лет» есть упоминания о человеческих жертвоприношениях. Даже про жителей Киева сказано, что они приводили к изображениям богов на холме, «сыны своя и дочери и жряху (приносили в жертву) бесом».

Языческий культ был в руках волхвов (от финского velho—колдун). Несомненна связь слова «волхв» со словом «волшебный», «волшебство». Жрецы составляли особую касту и имели иерархию. На нижней ступени стояли сказители, выше прорицатели и жертвоприносители. Высшую ступень занимали вещие владыки. Арабский историк Ибн Русте пишет, что власть царя у руссов ограничена, так как у них «есть знахари, из которых иные повелевают царем, как будто они их начальники».

Места, где приносились жертвы, были священны на возвышенностях у воды и подразделялись на: окруженное насыпью капище — место принесения жертв с идолом; вокруг располагалось требище — место ритуального пира. Языческие боги ассоциировались с силами природы, были капризны и не любимы людьми. В отношений к божеству лежали материальные побуждения.

Соседями вятичей с востока были хазары, которые с 730 г. приняли иудаизм. В 859 г. вятичи были покорены хазарами и стали платить им дань. Славянские просветители Кирилл (ок. 827-869; до принятия в 869 монашества — Константин Философ) и Мефодий (ок. 815-885) из г. Фессалоники даже написали полемические прения с иудеями и во время путешествия в Хазарию в 861 г.

Другими опасными соседями вятичей были Волжские Булгары, в 922 г. принявшие ислам. В 964 г. кн. Святослав Игоревич (правил с 957 по 972 гг.) пытается покорить вятичей, на следующий год пошёл на хазар и в 966 снова на вятичей, возложив на них дань.

Когда славянские племена стали переходить к государственным формам жизни, возникли условия превращения племенных культов в национальные. Попытку создания общегосударственного пантеона и культа предпринял князь Владимир. В 980 г. он собрал на холме в Киеве шесть богов (Перуна, Велеса, Даждьбога, Хорса, Стрибога, Мокошь) и велел приносить им жертвы. После одного из успешных походов ещё язычника Владимира на ятвягов в Киеве решили по обычаю принести богам людей, по жребию.

Князь Владимир в 981 и 982 гг. осуществил походы на вятичей. В 985 г. он поставил несколько городов по Десне; Никоновская летопись донесла до нас известие о том, что князь Владимир Святославович крестил «лучших мужей» вятичей, расселенных в пограничных городах по рекам Десне, Осетру, Трубежу и Суле. Основная масса вятичей оставалась языческой. В бывших племенных центрах князь располагал администрацию и гарнизоны, а после крещения Руси — духовенство. Вятические городища передаются боярам под замки, но вятичи регулярно отказываются платить им дань.

Через восемь лет он принял христианство, вскоре распространение света Православия пережила и вся русская земля. Однако языческие воззрения не извиваются до конца, и возникает двоеверие. Перун продолжал почитаться под именем Ильи Пророка, скотий бог Велес —св. Власия, Мокошь — св. Параскевы Пятницы.

Отголоски этого времени отражены в былине об Илье Муромце и Соловье-разбойнике. Одна из легенд утверждает, что защитник земли русской святой Илья Муромец в тот период также бывал на Орловщине и сразился здесь с Соловьем-разбойником в урочище Девять дубов в верховьях реки Вытебеть, на территории Национального парка «Орловское полесье», недалеко от водораздела рек Снежеть и Цон. Отсюда разбойник мог нападать на купеческие суда, когда они пользовались переволокой, чтобы попасть из бассейна Десны в Оку. Хотя по преданию существующее здесь в настоящее время село считалось древнейшим из сел Карачевского уезда, и даже древнее города Карачева, на самом деле, как показывают архивные документы, ранее оно отстояло отсюда на две версты, называлось Будогощь, и было перенесено в это место в 40-х годах XVIII века вследствие пожара. При этом оно приняло на себя исконное название местности — Девять Дубов. Какое-то время оно значилось под двумя именами: Девять Дубов (Будогощь тож).

В урочище Девять Дубов по преданию Соловей разбойник облюбовал место в самой густой части леса, где, сросшись, из одного корня росли девять дубов. Используя дубы в качестве укрытия и наблюдательного пункта, Соловей нападал на путников, предварительно оглушая их свистом. Из-за разбоев Соловья «прямоезжая дорожка» в «Киев-град» пришла в запустение — «заколодела», «замуравлена» (то есть поросла травой), «заросла лесами Брынскими» (Брянскими), и путникам приходилось объезжать эти места. Путь в Киев из Ростово-Суздальского княжества, в котором находился и г. Муром, при этом резко удлинялся: «Прямоезжею дороженькой — пятьсот есть верст, А й окольноей дорожкой — целая тысяча». Исправить положение и взялся святой Илья Муромец, который сразился с Соловьем в его разбойничьем логове в девяти дубах. Богатырь подъехал к дубам по Калиновому мосту через речку Смородинку и в тяжелом бою победил Разбойника. Дальнейшие версии былины расходятся. По одной из них Соловей был отвезен Ильей Муромцем «в стольный Киев-град» к князю Владимиру, раскаялся и стал служилым человеком Соловьем Будимировичем (в иной редакции Одихмантьевичем). Другая версия не оставляет Соловью, его дочерям и зятьям никаких надежд на будущее.

Местное предание утверждает, что где-то здесь, на окраине села Девять Дубов после схватки с Соловьем-Разбойником, Илья Муромец потерял свой меч. Многие поколения сельчан искали его.

Былинные события имеют подтверждение. В окрестностях много названий, напоминающих былинные. Недалеко от дубов должна быть, как говорит былина, речка Смородинка. Севернее села действительно протекает речушка, которая ранее была известна как Смородная. Филологи считают, что происхождение её названия связано не с сортом ягод, а со словом «смрад», «смрадинка». Местные жители издавна знали ее как Смородинку или Смрадной, потому то она берет начало из болот, насыщенных сероводородом. И также как река Лета, река забвения в царстве мертвых в Древней Греции, она являлась некой границей между миром живых и мертвых, поскольку злые силы и Соловей Разбойник в фольклоре считались связанными. В том же ареале на притоке реки Лубны недалеко друг от друга стоят деревни Калиновка и Теляково-Смородинка. Почти рядом есть еще одна деревня Смородинка, а в древности между речками Лубной и Орлицей шумел в старину «Смородиновой» лес. Рядом с селом Девять Дубов на карте есть еще одна «былинная» географическая метка: село Черная Грязь. В былине черниговские мужички объясняли Илье Муромцу, где находится убежище Соловья — «Как у той ли то у Грязи-то у Черноей». Черногрязка — так называется деревня, расположенная к северу от Девяти Дубов. Черная Грязь — называли это место еще в XIX веке. Наконец, Орловское Полесье в прошлом именовалось «лесами Брынскими» (Брянскими), которые до середины 20 века входили в Орловскую губернию. В 11 — 13 веках по дороге, идущей через здешние места проходил «Свиной шлях». По нему можно было попасть из Мурома в Киев. Он пересекал речку Смородинку, через которую по Калиновому мосту въехал в село Девять Дубов Илья Муромец.

В истории Одринской Николаевской пустыни также говориться, что на месте нахождения села были непроходимые леса и болота, а в самой густой части леса было девять дубов, росших из одного корня. В «Историческом описании церквей, приходов и монастырей Орловской епархии» (1905) говорится об этом так: «... на самой середине Девяти Дубов, около дома крестьянина Фомина и находящегося там глубокого колодца, на громадном дубовом пне росли когда-то девять дубов — отростков от одного пня, которые срослись тесно между собой». Отсюда Соловей-разбойник «нападал на Одрин монастырь и предавал его огню и разорению» три раза, грабил и убивал путников. В деревне Девять дубов напротив здания школы долго сохранялись шесть крупных пней от спиленных могучих дубов. Местные жители утверждали, что деревьев было девять, за каждым из них, как за стол, могли усесться десять — двенадцать человек.

Если наложить исторические реалии на былинный текст, выходит, что бой Ильи Муромца с Соловьем проходил не позднее 1015 г. — это год смерти князя Владимира Святославича.

Илья Муромец некоторое время продолжал свой ратный труд, но постригся в монахи в Феодосиев монастырь (в дальнейшем Киево-печерская лавра) под именем Илии. Он был примерным христианином: «Он стоял заутренку во Муроме, А к обеденке хотел поспеть в стольный Киев-град».

В 1643 г. причислен к лику святых. Его память отмечается 1 января. Русское воинство считает богатыря своим святым покровителем. Его мощи почивают в Киево-Печерской Лавре. Результаты исследования мощей (1988 г.) показали, что он скончался в возрасте между 40 и 55 годами. Причиной смерти стала обширная рана в области сердца. Глубокая округлая рана на левой руке совпадает с раной в левой стороне груди. Вероятно, герой прикрыл грудь рукой со щитом от удара копьем. Тогда же были выявлены дефекты позвоночника, позволяющие говорить о перенесении героем в юности паралича конечностей (известно, что Илья был излечен от своего «сидения» «каликами перехожими». В старых изданиях былины целителями называются Христос и два его апостола). Илья Муромец был для того времени высок и широк в кости.

Святой князь Владимир не лишил вятичей самоуправления, и перед смертью не назначил сюда на княжение ни одного из своих сыновей, что говорит о непрочности христианства и княжеской власти в племенах вятичей. С 11 века в этих землях уже появляются курганы с трупоположением на возвышенностях (от 5 до 40), руки у покойников скрещены на груди. К началу 12 века появляются находки крестов и икон в 36 курганах из 1000. В усадьбах князей имеются находки колоколов и лампад.

Страна вятичей оставалась глухим углом Киевского государства. Сюда с юга не было прямой дороги. Когда в 1015 году, в год смерти Владимира, святой князь Глеб из Мурома ехал в Киев, то повернул на северо-запад, пересёк Волгу выше Твери, свернул к югу на Смоленск, и по Днепру спустился в Киев. Понадобилось ещё целое столетие, чтобы в нашем крае благодаря проповеди Кукши христианство в целом победило.

Виктор Ливцов,
доктор исторических наук, профессор РАНХиГС