На Белгородчине открыли дом-музей схиархимандрита Григория (Давыдова). В богоборческие годы он спас от поругания церковную утварь орловских храмов

На Белгородчине открыли дом-музей схиархимандрита Григория (Давыдова). В богоборческие годы он спас от поругания церковную утварь орловских храмов
Фото: 

сообщество «Схиархимандрит Григорий (Давыдов) с. Покровка»; А. Клюйко.

В селе Покровка Белгородской области 13 февраля открыли дом-музей уроженца Орловщины схиархимандрита Григория (Давыдова), сообщает сайт Белгородской епархии. Отец Григорий много лет служил в Ахтырском кафедральном соборе Орла. В богоборческие годы защитил церковные ценности от поругания и спас от смерти будущего орловского митрополита.

Музей подвижника благочестия расположен в доме, где он жил. Два года назад там произошел пожар, большая часть здания была уничтожена огнем. Неравнодушные люди выполнили восстановительные работы, а духовные чада старца передали в музей личные вещи, облачение, богослужебную утварь. Среди экспонатов — прялка, за которой работал отец Григорий. Из этой пряжи он шил облачения.

Посетители музея могут услышать аудиозаписи проповедей схиархимандрита Григория.

172_dsc0293.jpg

В Орле схиархимандрит Григорий (Давыдов) больше известен как отец Геннадий — такое имя у священника было до принятия схимы.

Будущий схиархимандрит Григорий родился 20 января 1911 года в селе Жихорево Орловской губернии в многодетной семье. Всех детей мать с младенчества приучала к постам и молитве. Боголюбивый отрок начал читать Библию с пяти лет. С семи лет ходил с родными пешком в паломничество до ста километров.

Говорят, что орловский подвижник Георгий Коссов был первым духовным наставником отца Григория (Геннадия).

С 12 лет жил в Орле у родственников и был приписан к Площанской пустыни, где в 16-летнем возрасте был пострижен в монашество с именем Геннадий.

С юного возраста он отличался проницательностью. Во время открывшихся гонений, когда из Площанской пустыни выслали всех монахов, отец Геннадий оказался в Полтавской губернии. Потом через три года ушел в Орловский край.

158_dsc0185.jpg

В Орле епископ Иннокентий (Никифоров) рукоположил отца Геннадия в иеродиакона и оставил служить в Ахтырском соборе.

Когда закрывались орловские храмы, отец Геннадий старался спасать церковные сосуды и антиминсы, даже когда в храме были часовые. Через окошко в алтаре на улицу выставлял церковную утварь. Антиминсы прятал на груди. Это он рассказывал потом своему духовному чаду схиигумену Крониду (Демину).

С начала коммунистических репрессий отец Геннадий решил, что не покинет храм и будет служить в нем столько, сколько даст Бог. Чекисты обвинили его в антисоветской деятельности, осудили на десять лет лагерей, как он и предсказал для себя, объявив, когда в его служебнике при обыске нашли вклеенную листовку: «Я знаю, кто это сделал (вклеил листовку). Лет через десять я вернусь, а человека, который к тому руку приложил, уже не будет». И действительно, секретного сотрудника, тайком вклеившего листовку, расстреляли свои же.

Отца Геннадия отправили на Колыму. Из-за болезней, которые батюшка приобрел в лагере, он часто попадал в лазарет. Здесь он помогал ссыльным, припрятывая для них еду и доставая справки об истощении.

Отец Геннадий, сдружившийся с начальником прииска, стал помогать продуктами, одеждой всем, в том числе и священникам, и архиереям, отбывающим срок в лагере. Известно, что он спас от смерти будущего орловского митрополита Палладия (Шерстенникова). А ведь уже обессилевшего Владыку бросили в яму на погибель. На помощь к нему пришел отец Геннадий.

160_dsc0195.jpg

Вернувшись с Колымы, отец Геннадий общался с людьми высокой духовной жизни. У него стало появляться много духовных чад, к которым он был очень расположен. Они его любили за простоту общения, которая располагала к нему и ученых, и епископов, и уголовников (в ссылке).

Батюшка служил в разных местах. В начале 1950-х годов иеродиакон Геннадий был рукоположен во священника. К концу 1957 года по предложению епископа Иннокентия он перешел в Курско-Белгородскую епархию для служения в селе Покровка, которое находится недалеко от Белгорода.

Батюшка стал духовником клириков епархии. До самой смерти жил в домике рядом с храмом, восстанавливал святыню. Кстати, храм находился рядом с московской трассой, и отцу Геннадию было удобно ездить навещать мать, жившую в Орловской области. Батюшка также ездил к многочисленным духовным чадам в Харьков, Курск, Орел.

Кстати, более 20 лет отец Геннадий был другом, восприемником, считался духовником известного своими благодатными дарами белгородского старца архимандрита Серафима (Тяпочкина). В Одессе общался с ныне причисленным к лику святых схиигуменом Кукшей. А духовником самого отца Геннадия был архимандрит Кирилл (Павлов) из Троице-Сергиевой лавры.

50975.jpg

Отец Геннадий учил чад постоянному духовному возрастанию, объясняя, что Священное Писание свидетельствует верному в малом, а Господь дает большое: «В малом ты был верен, над многим тебя поставлю» (Мф. 25, 21). И отец Геннадий говорил духовным чадам:

«Лужу не перешагнул, а уже хочет море перепрыгнуть. В любом деле неполезно браться за многое».

За усердные труды во благо Святой Церкви отец Геннадий был возведен в сан игумена. Он обладал особым даром слова. Его проповеди были просты и глубоки. В личных беседах старец разрешал все недоумения. Иных вразумлял убеждением, других — страхом. Кому-то сам открывал их грехи, в которых они не могли признаться даже самым близким людям.

Люди видели глубокую веру старца, многих поражал его талант общения. Суждения отца Геннадия были предельно точны, глубоки и остроумны. Они доходили до самого сердца. Отец Геннадий говорил для назидания своим духовным чадам:

«Если будешь уделять так мало внимания своей духовной жизни, то уподобишься дорожному указателю, который хотя и показывает, куда ехать, но сам остается на месте.

Человек, который не оставляет грехов, даже если и кается в них, подобен морю, которое, хотя в него и впадает много рек, всегда остается соленым, и вода в нем непригодна для питья».

50977.jpg

О таких батюшка говорил и касательно их загробной жизни:

«Прохождение мытарств можно сравнить с подъемом по лестнице. Как по гнилой лестнице высоко не поднимешься, а свалишься и сломаешь себе шею, так и греховный человек не может пройти мытарства. Человеку дан от Бога духовный разум, который он может использовать во зло или на добро. Если человеку попал нож, он может им резать хлеб, а может и кого-нибудь убить. И мы свои способности вольны использовать на добро или на зло. А кто не приносит искреннего покаяния в грехах, того Бог простит и прохвостит».

В своей речи отец Геннадий часто использовал и поговорки:

Не говорят тому, кто не слушает, и не бьют того, кто не плачет.

С одного вола двух шкур не дерут (то есть на одного человека не взваливают всю работу).

Каждого барана не привязывают за свои рога (то есть каждый будет отвечать за свои грехи).

50976.jpg

О лукавых старец говорил:

«Собачий хвост волку не приделаешь. Серого волка до бела не отмоешь».

Отец Геннадий напоминал о самом главном в жизни верующего: без добрых дел, без любви к ближнему все тщетно. Даже регулярное хождение в храм не гарантирует спасения. Если при этом нет исполнения заповедей Божиих, то есть опасность разделить участь бесплодной смоковницы.

Все духовные чада видели, с каким трепетом отец Геннадий относился к богослужению. Он досконально знал богослужебный устав. А самое главное — он так сосредоточенно молился! Батюшка любил идеальный монашеский порядок во всем. Он был прозорливым, знал о сокровенном.

В 1985 году был совершен постриг отца Геннадия в схиму с именем Григорий.

157_dsc0183.jpg

Незадолго до смерти батюшка совсем ослаб и часто приговаривал: «Иду ко дну».

Будучи в последний раз у родной сестры в Орловской области, схиархимандрит Григорий (Давыдов) сказал: «Теперь ты одна останешься молиться за всех».

В последние дни своей жизни старец старался дать духовным чадам как можно больше наставлений касательно основных направлений их жизни.

Схиархимандрит Григорий (Давыдов) отошел ко Господу 19 июля 1987 года, в день празднования Собора Радонежских святых. Старца погребли на том месте, где он сам определил, — за алтарем Покровской церкви.

Подготовил Сергей Хоменко, пресс-секретарь Орловской митрополии.

При подготовке публикации использованы материалы из книги Валентины Амиргуловой «Служитель Божьей любви».

307